Виктор Владимирович Матвеев

Биография

Матвеев Виктор Владимирович (1928—1995)
В. В. Матвеев родился в Москве 1 сентября 1928 г., но в 1932 г. переехал с семьей в Ленинград, где в 1936 г. поступил в 252-ю среднюю школу. Прерванная в годы войны эвакуацией в Молотов, учеба в этой школе продолжилась в 1945 г., а в 1946 г. Виктор Владимирович закончил школу и поступил на арабское отделение Восточного факультета Ленинградского Государственного университета, где получил блестящее образование, в равной мере подготовившее его к работе и историка, и филолога. Учителями В. В. Матвеева были выдающиеся ученые И. Ю. Крачковский, В. И. Беляев, В. В. Струве, А. Ю. Якубовский, И. П. Петрушевский, М. М. Дьяконов, М. В. Чураков. В 1948 г. под руководством Дьяконова работал в Таджикско-Согдийской экспедиции. В 1951 г., по окончании отведенного на студенческие годы срока, В. В. Матвеев получил диплом «с отличием», квалификацию «историка по истории Зарубежного Востока» и солидный лингвистический багаж в виде знания двух восточных (арабский и персидский) и трех западных (немецкий, французский, английский) языков, к которым через 10 лет присоединился еще и итальянский. Способного студента оставляют в аспирантуре. Под руководством В. В. Струве он работает над кандидатской диссертацией на тему «Из истории русского востоковедения (изучение истории арабских стран в Петербурге в XIX—начале XX в.)», 13 октября 1955 г. успешно защищает ее и становится кандидатом исторических наук. Будучи аспирантом, он читал на Восточном факультете спецкурс по истории русской и советской арабистики, вел занятия по арабскому языку, в течение учебного года с 1954 по 1955 гг. был внештатным преподавателем Университета. Судьба была благосклонна к В. В. Матвееву, и поиски «места под солнцем» были недолгими: один месяц в 1955 г. он работал научным сотрудником Эрмитажа, два месяца — библиотекарем в БАН, потом снова в Эрмитаже — уже реставратором. С 12 мая 1956 г. приказом по Ленинградской части Института этнографии АН СССР, отданным заместителем директора Л. П. Потаповым, он был зачислен на должность младшего научного сотрудника в секторе Африки. Этот административный акт был результатом соответствующего ходатайства заведующего сектором Африки, оценившего по достоинству В. В. Матвеева как арабиста, прошедшего школу акад. И. Ю. Крачковского и его ученика проф. В. И. Беляева и способного решить те задачи, которые виделись Д. А. Ольдерогге как первоочередные для руководимого им сектора. Д. А. Ольдерогге понимал, что серьезная работа по этнографии и истории народов африканского материка невозможна без привлечения сочинений арабских авторов, и для создания свода арабских источников, освещающих прошлое африканских народов, ему и потребовался в секторе Африки специалист-арабист. Вот что писал по этому поводу сам Ольдерогге несколько лет спустя, в 1965 г., в отзыве о работе В. В. Матвеева в связи с прохождением им конкурса на замещение должности старшего научного сотрудника: «Организовывая сектор Африки, имевший целью издание работ в области лингвистики, я решил, наряду с исследованиями языковедческого характера, начать собирание источников по истории и этнографии Африки, с тем чтобы в дальнейшем создать библиотеку комментированных текстов, содержащих сведения о народах Африки до т. н. открытия Африки португальцами, т. е. до XV в. Кандидатура В. В. Матвеева оказалась в высшей степени подходящей для этой цели. В лице В. В. Матвеева я получил арабиста, хорошо знающего классический арабский язык средневековья и одновременно с этим специалиста-историка. С большим увлечением В. Матвеев начал собирание всех известных свидетельств арабских географов и историков, в которых упоминается о народах Африки. Выяснилось, что работы аналогичного характера, изданные ранее, а именно: Юсуфа Камаля, Даммана, Девика, Маркварта и др. — неполны. Подбор источников приходилось вести заново, руководясь указаниями исследований Брокельманна и И. Ю. Крачковского. Ввиду большого объема работы был приглашен в помощь В. В. Матвееву по его рекомендации Л. Е. Куббель, в соавторстве с которым был вскоре подготовлен первый том Арабских источников с VII по X вв. В этом томе половина работы принадлежит В. В. Матвееву».
В 1-й том арабских источников по истории и этнографии Африки, вышедший уже в 1960 г., были включены отрывки из сочинений авторов IX—X вв. (16 географов и историков, из которых один побывал в Африке), двух сочинений арабских христианских авторов, четырех сочинений по математической географии и одного сочинения типа научной энциклопедии.
Работа над вторым томом арабских источников увенчалась их изданием в 1965 г. В уже цитированном выше отзыве Д. А. Ольдерогге о работе В. В. Матвеева читаем: «В 1965 году вышел 2-й том, где собраны источники с X по XII вв., где почти вся работа была выполнена В. В. Матвеевым (25 а. л. переводов и комментариев из общего числа 30 а. л.). Т. о., в сущности почти вся работа по переводу и комментированию арабских средневековых источников выполнена была В. В. Матвеевым. Работа эта была высоко оценена как в Западной Европе, так и в странах Африки. Дело в том, что аналогичные издания предпринимались в Гане, в Англии и в Чехословакии. Однако дальше обсуждения и составления планов дело не шло. Вполне понятно поэтому, что в странах Африки, а именно в Мали, Гане и Нигерии, а также в Танзании издание арабских источников, появившихся в Советском Союзе, было встречено с большим удовлетворением. Из Нигерии, например, было получено письмо, пересланное через МИД, что книги эти в торжественной обстановке были переданы Лагосскому университету послом СССР в Нигерии. Проректор Университета Нжоку сказал, что книги эти "во многом помогут Университету, приступившему к изучению истории африканского континента. Значение этой работы неоспоримо". Работавший ритмично и не покладая рук, Виктор Владимирович своевременно подготовил к изданию 3-й том переводов источников, по-видимому, еще до поездки в Алжир (1967—1969 гг.), но включение его в план редподготовки из года в год откладывалось. Так получилось, что выход в свет 3-го тома источников (XII—XV вв.), состоявшийся в 1985 г., отделен от предшествующего тома двадцатилетним интервалом.
С первых шагов своей работы над арабскими источниками В. В. Матвеев заявил о себе не только как об отличном переводчике, тонко чувствующем арабский оригинал, но и как о подлинном эрудите, способном на их глубокую интерпретацию. Происходило «раздвоение» его научной специальности, и уже в 1965 г. Д. А. Ольдерогге характеризовал сотрудника сектора Африки В. В. Матвеева как «арабиста-африканиста». В этом качестве он проявил себя в своих выступлениях на научных форумах. Доклады В. В. Матвеева прозвучали на XXV Международном конгрессе востоковедов (1960), на VII Международном конгрессе антропологов и этнографов (1964), на конференциях арабистов (1960, 1983), Ленинградской части Института этнографии (1967, 1970, 1971), на годичных научных сессиях ЛО ИВ АН (1977, 1981), на Всесоюзных сессиях по итогам полевых этнографических и антропологических исследований (1980, 1982), Всесоюзной конференции «Этнокультурные процессы в современном мире» (1981), на Всесоюзной конференции африканистов (1984, 1989), после кончины Д. А. Ольдерогге названной «Ольдероггевскими чтениями» (ежегодно), на Всесоюзной конференции востоковедов (1991), на XVII Международном конгрессе арабистов (1994 г., Санкт-Петербург).
О безостановочной работе В. В. Матвеева над громадным материалом, «пропущенным» через его голову за годы, посвященные переводам арабских источников, свидетельствуют и публикации его статей в журналах и сборниках: в «Палестинском сборнике» (1958, 1959), в «Африкане» (1971, 1975, 1978), в «Вестнике истории мировой культуры» (1961), в «Курьере ЮНЕСКО» (1979), в сборниках «Проблемы арабской культуры» (1987), «Этническая история Африки в доколониальный период» (1977), «Основные проблемы африканистики» (1974) и др.
Вводя в научное обращение русские переводы трудов арабских географов, В. В. Матвеев не мог пройти мимо одной из вершин средневековой арабской географической литературы — творчества аль-Хассана ибн Мухаммеда аль-Уаззан аз-Заййати аль-Фаси, которое оказало огромное влияние на европейскую науку и по сей день остается кладезем информации по истории и этнографии народов Африки. Захваченный в плен сицилийским корсаром, а затем подаренный папе Льву X и окрещенный им, арабский пленник стал носить имена папы Иоанн и Лев, и под этим последним именем с эпитетом «Африканский» прославился как автор нескольких книг, написанных на прекрасном итальянском языке XVI в., среди которых самой знаменитой стала книга об Африке. Написанная с учетом трудов предшественников, книга эта создана в основном на материалах, собранных автором во время его путешествий по Африке, ценностью своей едва ли не превосходящих сведения, содержащиеся в сочинениях Ибн Баттуты и Ибн Халдуна. Изданию в 1983 г. — впервые на русском языке — труда Льва Африканского «Африка — третья часть света. Описание Африки и достопримечательностей, которые в ней есть» (около 40 а. л. с примечаниями), не только способного увлечь ученых, но и покоряющего изысканностью изложения любителей изящной словесности (недаром книга вышла в серии «Литературные памятники») предшествовала многолетняя работа, составившая определенный этап в творческой биографии В. В. Матвеева. Эта работа с новой силой высветила одаренность Виктора Владимировича как мастера художественного перевода.
Перевод источника сделан с текста первого издания книги, выпущенного в 1550 г. итальянцем Рамузио, пользовавшимся при его подготовке автографом сочинения. Переводчику пришлось столкнуться с огромными трудностями, связанными с передачей на русском языке имен собственных, топонимов и этнонимов, принадлежащих к различным языкам — арабскому, берберскому и языкам народов Судана. Легче всего было ориентироваться, разумеется, в области арабского языка. При поисках способов передачи берберских названий В. В. Матвеев присматривался к вариантам, найденным А. Эполяром — переводчиком Льва Африканского на французский язык, проверившим их на местности. Задачи, поставленные названиями из суданских языков, решал исходя из транскрипций, принятых в русской африканистике, или оставлял в той форме, в какой они встречаются в оригинале. Текст перевода сопровождается многочисленными обстоятельными комментариями, при составлении которых В. В. Матвеев учел опыт своих предшественников — авторов примечаний к другим изданиям — А. Эполяра, Т. Моно, А. Лота, Р. Мони, но на этот раз (в отличие от переводов первых двух томов арабских источников по Африке) имел возможность отметить, что, помимо критически освоенных источников, он использовал и «собственные сведения, приобретенные в течение почти двухлетнего пребывания в различных местах Центрального и Восточного Алжира». Ответственный редактор книги Д. А. Ольдерогге выразил в предисловии уверенность в том, что ее издание будет иметь большое значение для развития африканистики в нашей стране.
Многие годы В. В. Матвеев ждал личной встречи с Африкой, с которой был мысленно неразлучен и о которой с каждым днем все больше узнавал по литературе. Желанные поездки в Сомали — в археолого-этнографическую экспедицию, в Мали — для создания письменности для национальных языков не шли дальше докучливой стадии оформления выездных документов. Наконец, экспедиции Ботанического института АН СССР потребовался переводчик с арабского и французского языков. Жребий пал на Виктора Владимировича. Пребывание в Алжире продлилось целых два года и много дало ему как арабисту-африканисту для дальнейших подвигов на ниве переводческой и исследовательской деятельности. Среди тем его научных размышлений появилась этнографическая современность.
Громадная информация, таящаяся в трудах арабских географов, введенных в научное обращение благодаря усилиям В. В. Матвеева, оставалась горой фактов, пока не была востребована российскими учеными для разработки конкретных проблем истории и этнографии африканских этносов. Блистательный пример извлечения информации из этих источников для исследования процессов общественного развития этносов Северной Африки подал сам Виктор Владимирович, написав книгу «Средневековая Северная Африка», увидевшую свет в 1993 г. В апреле 1995 г. она была защищена на ученом совете МАЭ в качестве докторской диссертации. В роли оппонентов выступили Н. А. Бутинов, В. С. Ягья и О. Г. Большаков. Свершилось событие, о готовности к которому (т. е. о научной зрелости) В. В. Матвеева неоднократно говорил Д. А. Ольдерогге, начиная с 1965 г.
Переводы арабских средневековых сочинений по Африке и исследования на их базе были главным делом жизни В. В. Матвеева, но не единственным его научным занятием. В 1959 г. Виктор Владимирович подарил библиотеке МАЭ научно-популярную книгу «Египет — сын тысячелетий», написанную им в соавторстве с Н. Петровским. Он внес свою лепту в перевод труда Авиценны «Канон врачебной науки». Выступил в роли ответственного редактора и автора предисловия к книге М. В. Чуракова «Народное движение в Магрибе под знаменем хариджизма».
В. В. Матвеев является автором многих статей энциклопедического справочника «Африка» (статьи об арабском, берберском языках, о языке Сомали, о ливийском письме, о доколониальной истории Кении, Танзании, об искусстве Занзибара, о Льве Африканском и пр.), статей в Большой Советской Энциклопедии и Советской Исторической Энциклопедии. Для исторического атласа, издаваемого БСЭ, им подготовлена историческая карта Северной Африки XV—XVI вв.
О международном признании научного авторитета В. В. Матвеева свидетельствует приглашение к участию в работе над трудом «Histoire de l’Afrique», задуманным к изданию ЮНЕСКО. Его перу принадлежит глава в IV томе «Afrique du XII au XVI siecle» под названием «Расцвет суахилийской цивилизации» (Париж, 1985 г.). В 1988 г. эта статья вышла в Сан-Паулу на португальском языке.
В 1986 г. Виктору Владимировичу довелось участвовать в работе выставки «Кочевники Евразии» в Швеции. С 1994 г. в его план-карте появилась новая тема «Холодное оружие в Северной Африке», выполнение которой предусматривало изучение африканских коллекций Кунсткамеры. В. В. Матвеев загорелся идеей организации временной выставки этнографических коллекций МАЭ по народам ЮАР (cовместно с консульством этого государства в Петербурге). В 1995 г. он внес в план-карту работу над словарем средневековых арабских географических и этнических названий, мысль о котором он давно вынашивал. Итоги внезапно оборвавшейся интенсивной научной деятельности В. В. Матвеева материализовались в шести книгах, стоящих на полках крупнейших научных библиотек нашей страны и библиотеки МАЭ, в присутствии имени ученого во многих периодических и непериодических изданиях. Творец этих научных трудов, проведший большую часть отпущенного ему жизненного срока за письменным столом, и внешне в последние годы мог произвести впечатление человека, всецело сосредоточенного на своих изысканиях этнографического, лингвистического характера, далекого от прозы жизни романтика. Романтиком он, несомненно, был, но имидж кабинетного ученого обманчив. В этот образ не укладываются такие факты биографии Виктора Владимировича, как его страсть яхтсмена к стремительному скольжению по водной поверхности под парусом, любовь к путешествиям, азарт водителя машины, яркий гражданский темперамент. Все свидетельствовало о том, что В. В. Матвеев не хотел быть деталью исторического пейзажа.
Взято с сайта http://pvost.org



Показывать:

Переводчик

Вне серий
X